Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ

П. Медик
У кого из нас нет золотистого стафилококка на коже? Нет? Значит, плохо сеяли. Но челябинские сотрудники роддома №8 заплатят за заражение новорожденного стафилококком, так как он у них обнаружен. Судебно-медицинская экспертиза показала, что гнойно-септическое инфекционное заболевание новорожденного связано с нарушениями санитарно-эпидемиологических требований. По суду больница должна выплатить 100 тыс. рублей за моральный вред и компенсацию за приобретение лекарств - свыше 17 тыс. рублей. Ну, хоть не посадят…
Конечно, и на врачебной улице бывают победы. Вот в Юхнове молодой хирург ЦРБ Сергей Хачатурян после многолетней борьбы доказал свою невиновность в смерти больного с отеком Квинке и переломом ребер, отказавшегося от госпитализации. Но! Решение суда было пересмотрено лишь на основании того, что жена умершего и судья оказались близкими подругами, что и удалось доказать. Заодно выяснилось, что покойный был застрахован на приличную сумму, но поскольку от госпитализации отказался, то страховщики денег не заплатили. А так шел бы хирург скорбным Владимирским трактом.
Или вот орловская история. Дело двух нейрохирургов восьмилетней давности. Тяжелая больная с гидроцефалией, с установленным вентрикуло-перитонеальным шунтом. Шунт неоднократно смещался. В очередную госпитализацию больную в коматозном состоянии вначале приводили «в чувство» и лишь на вторые сутки, после стабилизации состояния, предприняли попытку восстановить отток ликвора. Отток восстановили, но через некоторое время больная погибла. Суд на основании, как обычно, мнения судмедэкспертов принял решение, что врачи виноваты: не вовремя прооперировали. Хотя их и не посадили за давностью лет, но осудить – осудили. Теперь врачи пытаются доказать свою невиновность и отмыть свое испачканное профессиональное имя.
Таких дел – многие сотни. Поток нарастает. Дирижирует Следственный комитет (СК), проявивший неадекватное и неожиданное рвение. И ему практически никто не противостоит. Руководство отраслью считает, что это не его вопрос. По форме – наверное, но по сути это не так. Ведь зачастую в основу осуждения кладутся именно ведомственные документы или их отсутствие. Ну, например, в деле Мисюриной играло роль отсутствие стандарта по проведению трепанобиопсии: никто, строго говоря, не знает, как ее правильно делать. Да, в книжках кое-что описано, но мало ли что и кто написал в книжке.
Вообще все так запутано. Вот нет в стране системы возмещения затрат на лекарства. Во всем цивилизованном мире есть, а у нас – нет. Вопрос «почему?» не имеет ответа. Но в обязанности врачей вменяется выписка самого дешевого препарата из какого-то мифического перечня. Иначе говоря, врача превращают в счетовода. И если он, каналья, выписал рецепт подороже - в кандалы его.
Или потрясающая история в Калужской области. Минздрав лет несколько назад издал приказ «О медицинских критериях рождения…», обозначив живорождение при сроке беременности 22 недели, массе тела при рождении 500 граммов и длине тела в 25 сантиметров. Забыв указать, что условия для выхаживания отсутствуют в большинстве обычных роддомов. Логично отправлять женщин рожать в перинатальные центры, если у них возникают проблемы на таких сроках. Но приказ не делает различий между районной больницей с роддомом и центром. В результате сохранить жизнь такому ребенку в калужской ЦРБ не удалось, и несколько врачей имеют высокий шанс получить реальные сроки. Но ведь очевидно, что формально-то виноват Минздрав с его непродуманным приказом!
Врач отдувается за все ошибки законодателей и чиновников. Сделать его виноватым – не проблема. На врача навалились всем миром: следственный комитет, прокуратура, страховые компании, всякие уполномоченные по качеству, не считая собственной администрации и раздраженных пациентов. Ну и, конечно, журналисты. Особенно – не центральных изданий. Врачу уже давно нет дела до лечения больных – нужно пролезать в угольные ушки всяких приказов и порядков. Не пролез – пеняй на себя. Тебя ведь предупреждали. Тут тебе и жалобы, и порочащие статьи, и избиения, и суды: методов воздействия – хоть отбавляй.
Вот что пишут об истоках компании в социальных сетях: «Средства массовой информации сообщали… об отдельных случаях небрежного отношения медработников к пациентам, но попытки провести скрупулезный «разбор полетов» в медицине и выдвинуть конкретные предложения по реформированию существующей системы не предпринимались. Важную роль в табуировании темы сыграло и мощное медицинское лобби, которое не было заинтересовано в раскручивании «дела врачей». Судебно-медицинские экспертизы, проведенные в учреждениях Минздрава, в большинстве случаев не выявляли нарушений в действиях медиков, работающих в самих учреждениях Минздрава. Уголовные дела в отношении врачей, которые строятся исключительно на выводах экспертов, рассыпались, потерпевшие не могли привлечь виновных к ответственности. А пациенты продолжали умирать – так, в 2015 году, согласно статистике СКР, потерпевшими от ятрогенных преступлений стали 888 человек, 712 человек погибли, в том числе 317 детей. Но все понимали, что это капля в море – пострадавших гораздо больше. Наконец, терпение председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина закончилось: он решил покончить с безнаказанностью врачей и дать жесткий отпор медицинскому сообществу».
И далее: «Сначала, в режиме «для служебного пользования», в статистических карточках СКР появилась отдельная графа «ятрогенные преступления», наряду с преступлениями террористической, экстремистской или коррупционной направленности. Тем самым, врачебные дела были выделены в отдельную, особо контролируемую категорию. В январе 2016 года в Татарстане, выбранном в качестве пилотного региона, впервые в недрах СКР было создано специальное судебно-медицинское отделение, сотрудники которого стали выносить экспертные заключения по ятрогенным преступлениям. Теперь, помимо стандартного направления материалов на исследование в экспертное учреждение Минздрава, местный следователь мог в качестве дополнительной опции обратиться и к своим, «доморощенным», экспертам, чье мнение также принималось как доказательство в суде… Таким образом, многолетняя монополия Министерства здравоохранения на проведение судебно-медицинских исследований и экспертиз, касающихся врачебных дел, была разрушена… было принято решение о подготовке пакета изменений в Уголовный кодекс РФ, в котором бы появилась специальная норма – о наказании за врачебную ошибку и некачественное оказание медпомощи».
Сугубо медицинские понятия «ятрогения» и «врачебная ошибка», которые нигде в мире не рассматриваются с позиции уголовных норм, вдруг приобретают совсем иной оттенок. Ведь неожиданная реакция на таблетку (анафилактический шок) может привести к смерти – а это ятрогенная смерть. За нее теперь будут судить! Отпор «сообществу» вы дадите. Но вот только «сообщество» исчезнет.
Возможно – обсуждается – обострение «дела врачей» связано с желанием страховых компаний найти еще один источник обогащения: страхование ответственности врачей. Во всяком случае, такие разговоры стали возникать. Есть «племя» юристов, наживающихся на этих антиврачебных процессах. Иначе говоря, присосавшихся много, их число и аппетиты будут расти по мере усиления страха и ужаса во врачебной среде. Для роста ужаса надо больше врачей кидать за решетку. По аналогии с сюжетом рассказа ОГенри: для того, чтобы аборигены стали покупать башмаки, мошенники разбрасывали ночами верблюжьи колючки на тропинках. Юристы всех мастей вкупе с судмедэкспертами, которые зачастую «отставной козы барабанщики», с удовольствием гнобят врачей. Обычно экспертами выступают неудавшиеся врачи, нашедшие в этом и удовлетворение своих обид и амбиций, и неплохой приработок. И если лет 20 назад можно было рассчитывать на объективные заключения экспертов, то сегодня суд просто отметает их, если они противоречат обвинительной концепции.
Беда в другом (или пока - счастье): врачам не из чего платить страховку. Денег нет ни у врачей, ни, тем более, у главных врачей. А это значит, что пока идеи «защитников» врачей реализованы не будут. Впрочем, конкретным осужденным и подследственным от этого не легче.
Есть ли выход из этой затягивающейся на горле врачей петли? Создается впечатление, что нет. Общество – единственный размытый, но определенный контингент людей – врачам не сочувствует. Оно ведь всегда так: во время погромов люди находят оправдания для своего участия в этом. Действительно, врачи бывают и грубы, и пьяны. Они ошибаются и не всё знают. Врачи легко вымогают взятки у страждущих. Пороки и недочеты врачебной деятельности хорошо известны. Вот только методы исправления ситуации должны быть совсем-совсем иными. Методы эти известны и хорошо работают в гражданском обществе. У нас же всё какой-то «автомат Калашникова» получается...
А пока надо ждать только дальнейшего развала медицины, но уже не только из-за постыдного недофинансирования и оболванивания врачей, но и из-за их преследования. Перечислять признаки этого развала – не хватит газетных полос. Поэтому делать этого не будем.
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии