Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Пишет в социальной сети племянница из-за океана: ее сын «умирает», голова кружится, не может ее поднять, пару раз была рвота. Отвела к врачу – тот прокапал физраствор (не только у нас «вспучивают кровь») и назначил зофран. С какого перепуга – неясно. Температуры нет, кашля нет, соплей нет, ознобов нет – ничего нет! Просто очень и очень плохо. Ну, нам знаний не занимать: тут нужен соленый огурец. Но, вы не поверите – в Америке нет соленых огурцов! Как класса. И минеральная вода у них без соли – никаких тебе боржоми или ессентуков! Мы - люди умные: давай, говорю, сыпь в колу соль, да и «спаивай» ребенка. Не знаю, сколько она дала такого злого раствора, но ночь прошла спокойно. Правда, утром всё вернулось. Были крекеры, что-то ещё. И всё-таки – дала зофрана таблетку. Мы-то знаем, что он волшебно вылечивает всякие болезни. В общем – всё прошло. При «разборе полетов» выяснилось, что парень сильно потел, все майки в соли. Вот и потерял он натрий с хлором, а дальше – закрутился синдром гипохлоргидрии.
Вывод: важно поддерживать не только водяной баланс, но и солевой. Водой в такой ситуации можно и навредить. Ибо концентрация натрия хлора низка и если ещё разбавить – то станет только хуже.
Другой случай. Летим мы с Камчатки. На взлете стюардесса начинает странно беседовать с сидящей напротив неё девушкой – глаза не закрывайте, не волнуйтесь и т.д. Понятно – легкая паническая атака. Но вроде разобрались. Я на всякий случай говорю, мол, мы врачи, если что. И вот уже ближе к Москве вызывают врача в первый салон. Там тоже паническая атака - дама лет сорока пяти: голова болит, кружится, тошнит и все такое прочее. Начинаем измерять давление, тут врывается какая-то экзальтированная баба с криком – я невропатолог, разойдитесь все! Пытается даже нас оттолкнуть – так ей хочется помощь оказать. Немного урезониваем, но осадочек остаётся. Ну, что делать – самарский колхоз, оказывается. Она хватает женщину за руку и начинает ей массировать какие-то точки. Померить давление почти невозможно – мало того, что самолет шумит, она ещё трёт по руке. Я, конечно, возмутился.
Давление женщины нормальное, немного частит пульс. Из лекарств в бортовой псевдо-аптечке практически ничего нет. Не хочется даже перечислять этот убогий список. Есть валерьянка, но тут валерьянкой не поможешь: женщина мечется, взгляд тревожный, а тут еще деонтологически выдержанные доктора. Прошу принести коньяк, пятьдесят грамм. Даю пациентке и – о чудо! – через 10 минут всё как рукой сняло. Начинает подробно рассказывать, что такие атаки у нее регулярно повторяются, что мужа нет, живет с двумя детьми, один уже в армии… В общем – неустроенная судьба. Даю умный совет «про выйти замуж». И еще рассказываю, что в Европе или Америке панические атаки (это ведь не диагноз, а распущенность), лечатся радикально: раз и навсегда. Стоит только приехать на «скорой» в клинику и получить счет на 2-3 тысячи долларов за необоснованный вызов. И – всё, далее вся симптоматика не выносится за пределы комнаты: если очень громко дома стонать – «скорую» вызовут соседи, а платить придется пациенту.
Третья ситуация – более сложная, да и помощь не столь радикальна. Дама на седьмом десятке с тяжелейшим ревматоидом, десятки лет на гормонах. Сколько раз предлагали ей уйти от этой страшной терапии – нет. Год назад упала, разбила голень и там образовалась незаживающая язва сантиметров 15 в длину и 8 – в ширину. Без гноя, хотя если не перевязать – сразу гноится. В начале лета заболела поясница, по «скорой» поехала в больницу (ну, верит больная местным докторам больше, чем всяким профессорам). В больнице упала, образовалась гематома на другой ноге. Тут какие-то шарлатаны подсуетились с «чудо-методиками» и ее перекантовали в военный госпиталь. Там в анализе крови обнаружили агранулоцитоз. Хорошо, я оказался рядом: агранулоцитоз гаптеновый, скорее всего – на какой-то НПВС, который ей вкололи в городской больнице. Причем, у неё уже была аллергия на него.
Гаптеновый агранулоцитоз требует «вылежки» в абактериальных условиях, антибиотиков, и всё через две недели восстанавливается само. Никаких стимуляторов и гормонов. Все-таки в госпитале врачи грамотные, всё сделали правильно, без паники. Через пару недель выписали даму домой.
А дома – трясет её, с кровати не встает. До болезни бегала, а теперь страшно встать. И голова кружится, и ноги не держат. В общем, приготовилась дама залежаться в постели. Разговоры не помогают. И так, и эдак – нет, вставать не буду. Когда-то давно «поднимали» мы парня с аналогичными симптомами кагором. А эта дама не пьет. Вообще. Никогда. Дома кагор оказался, влил в неё с трудом рюмку. Потом, под угрозой, что приду и лично буду кагор заливать, она стала потихоньку его попивать – малюсенькими рюмками. А много-то и не надо. В общем, встала и пошла. Не сразу, но через два месяца вышла на работу. Хотя язвы теперь на обеих ногах, но понимает – надо двигаться, иначе смерть. Докладывает мне: пью кагор каждый день. Ну вот, сделал ещё одного человека алкоголиком…

П.Медик
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии