Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Дмитрий Казённов
Мировые СМИ пестрят материалами о сексуальных скандалах. Не только «жёлтая пресса», но и солидные издания печатают откровенные признания голливудских кинодив в «порочащих связях» с известным продюсером; соцсети взрывают хэштеги #Я не боюсь сказать (женщины рассказывают, как стали жертвами насилия) и #Это был я (мужчины признаются в домогательствах и принуждении к сексу). Тысячи блогеров подробно описывают свои подлинные или вымышленные амурные приключения. «В наше время такого не было», - качают головами шокированные обыватели. Они лукавят: во все времена находились те, кто не стеснялся бросать вызов общественному мнению. Один из «певцов» абсолютной свободы нравов вошёл в историю под именем маркиза де Сада.

Многие из тех, кто лишь краем уха слышал о де Саде, представляют его в образе жестокого и кровожадного монстра, и имеют для этого немало оснований. Имя маркиза стало нарицательным: немецкий психиатр и «отец» сексологии Рихард фон Крафт-Эбинг ввел в научный обиход термин «садизм», как склонность к насилию, получение удовольствия от унижения других. Однако, при всей своей, мягко говоря, сомнительной репутации маркиз меньше всего походил на угрюмого маньяка, ненавидящего белый свет. Это был жизнелюбивый утонченный аристократ, ценитель искусств, плодовитый литератор: собрание его сочинений насчитывает тридцать томов. Его романами тайно зачитываются любители «клубнички», их изучают серьёзные учёные.
Задолго до того, как Альберт фон Шренк-Нотцинг впервые употребил термин «алголагния» (от греческих слов «боль» и «соитие»), соединив в одном слове понятия причиняемой другому и причинённой самому себе боли, де Сад подобно описал симптомы этой сексуальной девиации в своих романах. Литературные герои маркиза стали для исследователей прекрасной иллюстрацией как садизма, так и мазохизма (австрийский писатель Леопольд фон Захер-Мазох, образно говоря, пошёл по дороге, за сто лет до него проторённой де Садом).
Подобно натуралисту Жоржу Кювье, который по нескольким костям ископаемого умел восстановить строение всего животного, маркиз, исходя из проявления собственной алголагнии, построил гигантский музей садомазохистских перверсий. Французский писатель Жильбер Лели, исследователь литературного наследия де Сада, писал: «В области дескриптивной сексопатологии маркиз де Сад на сто лет опередил Краффт-Эбинга и Хейвлока Эллиса; также есть основания полагать, что он предвосхитил психоанализ Фрейда». Книга де Сада «120 дней Содома» ещё в прошлом веке предлагалась специалистам в качестве научного пособия, ибо, как утверждал один из авторитетных ученых: «Ни одна из современных научных работ ни содержит такого количества наблюдений, как произведения Сада с его 600-ми приведенными случаями… Нужно сделать книгу доступной по меньшей мере узкому кругу врачей, юристов, антропологов, психологов и других серьёзных исследователей».
Один из способов разрешения психоневрозов - сублимация асоциальных инстинктов, проявляющаяся в создании литературных и художественных произведений. Это и есть случай писателя маркиза де Сада. Познакомимся поближе с нашим героем.
Донасьен Альфонс Франсуа де Сад родился 2 июня 1740 г. в Париже в знатной аристократической семье. Мать, фрейлина принцессы де Конде, стараясь обеспечить сыну достойную карьеру, договорилась, чтобы маленький Донасьен смог играть в королевском дворце вместе с наследником французского престола. Дружба с принцем – отличный залог продвижения по службе. Но всё испортил буйный нрав юного де Сада: однажды наследник чем-то рассердил Донасьена, и тот надавал его высочеству тумаков. После этого путь во дворец маркизу был заказан.
Вначале образованием капризного ребенка занимался аббат д´Эбрей, автор книги «Жизнь Петрарки». Затем были занятия в школе иезуитов, после - кавалерийское училище. Молодой де Сад храбро сражался на войне, выйдя в отставку в чине капитана. В 1763 г. с благословления самого короля он женился на дочери президента налоговой палаты Франции. Казалось, жизнь складывается как нельзя лучше, но необузданный нрав маркиза вновь даёт о себе знать: через пять месяцев после бракосочетания де Сада заключают в Венсенский замок за разврат… в доме свиданий. Что учудил маркиз в борделе, «работницы» которого на своём веку повидали всякое, мы можем только гадать. Известно, что де Сад слал многочисленные письма начальнику тюрьмы, умоляя держать всё в секрете. Так молодой человек впервые получил жёсткое свидетельство того, что его личные удовольствия несовместимы с общественной жизнью. Впрочем, для начала отделался он легко - 15 суток ареста. А уже в следующем году маркиз становится королевским генеральным наместником нескольких французских провинций.
Де Сад продолжает жить в своё удовольствие, но недолго: в 1768 г. вновь оказывается в тюрьме за очередную «садистскую» оргию. С этого времени начинаются постоянные злоключения маркиза, проведшего в тюрьмах (а в конце жизни – в сумасшедшем доме) в общей сложности 26 лет. Пребывая в заключении, де Сад компенсировал сексуальный голод гастрономическими радостями. Его слуга рассказывал, что хозяин ел за четверых. Экстремист во всём маркиз стал настоящим обжорой: он сильно растолстел, поскольку жена ежедневно посылала супругу горы разнообразной снеди.
Именно за решёткой начинается литературная деятельность де Сада. Свой самый скандальный роман «120 дней Содома» он написал в течение 37 дней на рулоне бумаги длиной около 20 метров, будучи заключённым Бастилии Интересно, что он смог из застенков поучаствовать в Великой французской революции. 27 апреля 1789 г. в Париже вспыхнули беспорядки и руководство тюрьмы решило усилить охрану. 2 июля де Сад прокричал из окна своей камеры, что в Бастилии избивают арестантов, призвал народ прийти и освободить их. За это его перевели 4 июля в лечебницу Шарантон, запретив забрать с собой книги и рукописи, в том числе – «120 дней Содома». А уже 14 июля Бастилию заняли народные толпы, началась Великая французская революция.При взятии крепости бывшая камера де Сада была разграблена, многие рукописи – сожжены.
Освобожден он был ровно через год. В 1792 г. де Сад, примкнувший к якобинцам, назначается комиссаром государственного совета по здравоохранению революционной Франции. Но роман с революцией оказался недолгим: в декабре 1793 г. маркиза вновь арестовали. Сохранился полицейский протокол с описанием его внешности: «Возраст 54 года, рост 5 футов, 2 дюйма и 1 линия. Нос средний, рот маленький, подбородок округлый, волосы светло-серого цвета, лицо овальной формы, лоб высокий и открытый, глаза светло-голубые».
Впервые в жизни его обвинили не в распущенности, а в умеренности: сочли слишком мягким по отношению к «врагам народа» - аристократам. Теоретик сексуальных преступлений являлся убеждённым противником смертной казни. «Моё республиканское заточение с гильотиной перед глазами причиняло мне боль во сто крат большую, чем все мыслимые бастилии», - писал де Сад.
В революционных застенках маркиз провёл около года, избежав гильотины лишь благодаря очередному государственному перевороту в день назначенной казни. Новая власть освободила де Сада, но счастья это ему не принесло: одинокий и постаревший маркиз почти никому не был нужен. В 1803 г. де Сада переводят в клинику для душевнобольных в Шарантоне, где он оставался до самой смерти в течение 11 лет и 8 месяцев. Туда за ним добровольно поехала мадам Мари Констанс Кене, единственная привязанность его последних лет.
Оказавшись взаперти, де Сад смог полностью посвятить себя страсти, заменившей чувственные удовольствия – литературе. Он создавал комедии для обитателей приюта и ставил их на импровизированной сцене. Современник де Сада, автор библиографии французских литературных безумцев Шарль Нодье так характеризовал уставшего от бесконечной борьбы бунтаря-маркиза: «Он был вежлив до приторности, грациозен до нелепости и с почтением говорил обо всём, о чём принято говорить с почтением».
Мысли о старости и смерти доводили де Сада до неподдельного ужаса: он падал в обморок при виде своих седых волос. Но, как и всем, ему пришлось принять неизбежное: маркиз умер 2 декабря 1814 г. от приступа астмы. Так закончилась жизнь человека, который, по словам Альбера Камю, «сотворил фантастический мир, чтобы дать себе иллюзию бытия».

Дмитрий Казённов
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии