Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
Надежда Зыкова

От редакции: Надежда – прекрасный врач-невролог и активный участник дискуссий в сети. Ее, как и многих, в последнее время побросало из привычного места работы в новое. У многих эта смена работы связана с проводимой оптимизацией здравоохранения, разрушением сложившихся коллективов и стереотипов. Иногда за все «отвечает» пациент. Об этом и пишет доктор.

Однажды моя коллега-блогер написала пост в ЖЖ на тему того, как пациентам НЕ НАДО коммуницировать с врачом. И привела примеры того, как они одной фразой снижают ее мотивацию к сочувствию и сопереживанию.
«Мужчина 40, пьяный в хлам на приёме. Уточняю: вы сегодня алкоголь употребляли? Смотрит на меня презрительно и отвечает, с трудом ворочая языком: ну УПОТРЕБЛЯЛИ – и что? Выгоните меня? Я жену похоронил – Вам не понять, конечно...
Мне не понять, верно. И выгонять вас я не буду. Ваше личное дело, что вы делаете перед посещением врача. Я просто в документации отражу, что контакт с вами – крайне затруднён в связи с тем, что вы не вполне ориентированы в месте, во времени и в собственной личности, потому что незадолго до визита, с ваших же слов, выжрали флакон водки. Только вот когда приключится с вами нечто, чего можно было избежать, будь вы чуточку адекватнее в день визита, не вините потом врачей, ладно?».
Возможно, мои коллеги были бы целиком и полностью на стороне врача, но... Блогер позволила себе уничижительные характеристики пациентов, а это во врачебной среде – табу. Признали «стигмы выгорания» и «дефекты образования». Сошлись на том, что в посте ярко полыхает врачебный непрофессионализм и отсутствие эмпатии.
Считается, что на состояние пациента огромное влияние оказывает отношение к нему врача. И если пациент доволен, например, беседой с врачом, который его внимательно выслушал, в спокойной обстановке, и дал ему соответствующие советы, то это уже первый шаг к выздоровлению.
Давно уже признано, что общение врача и пациента можно назвать «вынужденным общением», так как основным мотивом встречи и беседы становится появление у одного из участников взаимодействия проблем со здоровьем. Поэтому общение может протекать на негативном эмоциональном фоне. Со стороны врача «вынужденность» общения обусловлена его профессией и социальной ролью. Врач не может выбрать субъект общения, практически – не может отказать пациенту в помощи. А заинтересованность врача в пациенте может объясняться, например, соображениями профессионального долга, карьерой, положением в обществе, а также материальным подкреплением (заработной платой).
У пациента мотивы обращения к врачу тоже могут быть разнообразными. Во-первых, человек может быть нацелен на обследование у врача с целью исключить наличие заболевания. Он рассчитывает подтвердить собственную версию о том, что испытываемый им дискомфорт обусловлен какими-либо внешними причинами и не требует медицинского вмешательства. Во-вторых, мотивация может носить противоположный характер – обнаружение симптомов и подтверждение предполагаемого пациентом диагноза заболевания. Тогда цель обследования и ожидание его результатов оказываются иными. В-третьих, состояние пациента может ухудшиться настолько, что у него не останется никаких установок, кроме ожидания немедленной помощи (обезболивания, например). В четвертых, при обращении, пациент может решать для себя какие-то социальные вопросы, никак не относящиеся к лечебному процессу. Другими словами, болезненное состояние приносит пациенту какую-то пользу, и в результате он стремится его сохранить. Выгодными могут быть повышенное внимание окружающих, меньшая ответственность и некие положенные по закону привилегии. В любом случае несовпадение реальности и ожиданий способно вызвать негативную и даже аффектную реакцию со стороны пациента.
Итак, с одной стороны, мы имеем «вынужденное общение», с другой – «управление диалогом». Взаимоотношения врача и пациента – не просто обмен сведениями. Это – важная часть лечения. Искусство собирания анамнеза – нелёгкое искусство. Выражаясь языком психологов, это «управляемый разговор», предназначенный для сбора анамнестических данных, причем управлять разговором врачу необходимо незаметно. Пациент не должен чувствовать принуждения! При этом врачу необходимо оценить серьёзность жалоб, манеру их предъявления, отделить главное от второстепенного, убедиться в достоверности показаний, не обижая пациента недоверием, помочь вспомнить, не внушая. Всё это требует большого такта, в особенности, когда речь идёт о выяснении душевного состояния, психических травм, играющих большую роль в развитии болезни. Во время расспроса нужно всегда учитывать культурный уровень пациента, степень его интеллектуального развития, профессию и другие обстоятельства.
Поэтому скорее выгоревшему врачу можно поставить в упрек отсутствие такта в общении с пациентами, чем низкий профессионализм, не правда ли? Квалификация врача включает в себя как минимум два качества. Первое – это уровень знаний и навыков, которыми обладает доктор. Второе – использование им в профессиональной деятельности нравственных принципов. Ни в какой иной специальности нет такой взаимообусловленности этических и профессиональных качеств человека. Так, на первый взгляд, категория компетентности не относится к этическим нормам. Однако это относится к случаям недостаточной компетентности – недостаточные знания и навыки в области профессиональной деятельности могут отрицательно повлиять на здоровье пациента. Видите, как все сложно.
В нашем же случае, врач – компетентен, профессионален и интеллектуально развит. Что же привело его к тому, что его пост вызвал такое недопонимание коллег? Все просто. Доктор, согласно планов «оптимизации», был уволен из рядов экстренных служб и направлен в обычную районную поликлинику, где, как мы уже выяснили, мотивы обращения к врачу у пациента могут быть самыми разнообразными. Поэтому «вынужденность» общения со стороны как врача, так и пациента приводит к созданию напряженной психологической обстановки между ними буквально на первых же минутах приема.
Выход мои коллеги предложили в программах обучения врачей по типу «психологической переподготовки», иначе такая «оптимизация» становится подобна пересаживанию военных летчиков в гражданские самолеты, что в авиации совсем не поощряется именно из-за угрозы жизни пассажиров. Сошлись на том, что необходимо учить врачей хотя бы двум-трем простым приемам клинической конфликтологии.
Хотела вот только спросить: моим коллегам это надо?

zykovanad@yandex.ru
   

Коментарии:
К данной статье нет ни одного коментария

Авторизируйтесь, чтобы оставлять свои коментарии