Архив газеты
"Вестник МГНОТ"


Международное общество фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Управление качеством медицинской помощи

Главный спонсор
Высшей Школы Терапии МГНОТ
ЖЮРИ ПРЕМИИ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО НАУЧНОГО ОБЩЕСТВА ТЕРАПЕВТОВ
«За выдающиеся успехи в развитии отечественной терапевтической школы имени профессора Дмитрия Дмитриевича Плетнева» 2017 года закончило голосование по избранию Лауреата Премии 2016 года.
Раздел: Светская хроника
Юлия Седова 
От редакции: Конечно, лечить дистресс-синдром новорожденных или онкопатологию гомеопатией – это не просто мошенничество, это – преступление. Конечно, под модный бренд «гомеопатия» мимикрировало много всякой сложносочиненной дури, включая фитопрепараты. Даже защитница В.Селькова в данной заметке путается в показаниях – о чем она говорит. Нехорошо сделала и клиническая эпидемиология, которая отказалась от механизмов действия при оценке эффективности и относится к лекарствам как к «черному ящику»: дали больному – получили (или нет) результат. Черный ящик оказался ящиком Пандоры: испытывай себе все, что угодно. И среди лекарств огромное число пустышек или малоэффективных ненужных средств, но по которым проведены неплохие, на первый взгляд, исследования. В деталях исследований разбираются только некоторые. И уж точно – не практические врачи. Возникает простой вопрос: кто виноват в разгуле фуфломицинов, БАДов, аппаратов для лечения всего? Минздрав. И его регуляторная политика, которой попросту нет. К сожалению, о роли Минздрава в развитии мракобесия в стране в странном Меморандуме нет ни слова. Второй вопрос – что делать – не нашел никакого отражения в документе. Тогда зачем этот документ, приводящий старые (и тут А.Карпеев прав) аргументы. Что хотели обсудить?
П.Воробьев 
Белая-белая, настоящая, теплая зима. Всю неделю до моего приезда стояли холода до 35 градусов. Но в день приезда потеплело до 15, а в день отъезда так и вообще минус 5. Снега немного, морозы были бесснежные. Сугробов нет. Дороги расчищены и на перекрестках присыпаны гранитной крошкой. Машины не торопятся. Все так неспешно. Первый день я хрустел-скрипел снегом в свое удовольствие с застегнутой наглухо курткой. Но, как обычно без шапки и варежек, коих не имел и не имею. Чтобы народ не пугать. Но и то какая-то женщина сказала, что надо голову поберечь, хоть капюшон одеть. Жалостливо так. И народ на меня оглядывался: все в алясках, в толстых варежках, многие в валенках и теплых ушанках. На второй день я уже и куртку не застегивал: потеплело. Я опять в гостинице Ямал. Старое двухэтажное здание подшаманено снаружи сайдингом, внутри – ковриками. В каждом номере бойлер с грозной надписью об экономии горячей воды. В кафетерии-ресторане минимум блюд, нет ни соков, ни пива. Зато домашний морс разливают. Чек от руки написан на клочке бумажки. Все простетски так. Наверное, в городе есть рестораны, но тут все патриархально.